ВСЕ ПРОФЕССИИ ВАЖНЫ?

Или кем хочет стать современная украинская молодёжь
По тому, какие профессии считаются самыми престижными и популярными среди молодежи – можно безошибочно судить не только о морально-психологическом климате в стране, но и об основных тенденциях развития общества и экономики. В этом плане весьма интересную информацию недавно предоставил Комитет Верховной Рады по вопросам науки и образования.

ОГЛАСИТЕ ВЕСЬ СПИСОК…

Люди постарше помнят, как в советские времена дети массово мечтали стать капитанами дальнего плавания, сталеварами, шахте-рами, летчиками, космонавтами, геологами… И неудивительно – это было время больших свершений и созидания, великих открытий, освоения всего, до чего только дотягивались руки: от целины и тундры – до морских глубин и космоса.
В смутные 90-е годы предпочтения резко изменились – девочки хотели стать путанами, а мальчики – киллерами и рэкетирами. Когда все более-менее улеглось, верх взял чистый прагматизм: самыми популярными профессиями на долгие годы стали юрист и экономист.
И вот на днях парламентский Комитет по вопросам науки и образования, совместно с Министерством образования обнародовали данные о том, какие специальности в этом году популярны среди абитуриентов университетов, а какие — нет.
Наибольшим спросом среди выпускников школ пользуются стоматология, международное право и международные отношения. Да-лее следуют менеджмент социокультурной деятельности, международные экономические отношения и журналистика. Не обошлось в ТОП-10 наиболее рейтинговых специальностей и без сюрпризов.
Например, в список самых популярных вошла специальность “история и археология”. Скорее всего, молодые люди просто ощуща-ют “спрос” со стороны власти на тех, кто будет писать “новую” историю страны.
Кроме того, достаточно популярны среди поступающих право и филология. Формально конкурс на одно место здесь ниже, чем, например, на стоматологию – но не из-за отсутствия спроса, а из-за большего количества самих мест.
Общее во всех этих профессиях то, что они “непыльные”, “хлебные” (стоматолог), либо дают в будущем шанс работать за рубежом.
Впрочем, гораздо интереснее выглядит антирейтинг вузовских специальностей – куда не хочет идти молодежь.
Самое непопулярное направление среди украинских абитуриентов — электрическая инженерия. Также к числу наименее востре-бованных специальностей относятся строительство, прикладная механика, отраслевое машиностроение, материаловедение, авиаци-онная и ракетно-космическая техника, металлургия, математика, а также — физика и астрономия.
Так, если сравнить количество поданных заявлений, то получится, что филология и право в 49 раз популярнее математики и в 77 раз — физики. Вот лишь один показательный пример: даже среди тех выпускников, кто решил пройти тестирование по математике (а таковых набралось очень немного), 50% не смогли решить задачки за 8-й класс. Справедливости ради отметим, что приведенная выше статистика категорически не нравится украинским чиновникам. Правда, их смущает отнюдь не отсутствие интереса к физике, математике и космической инженерии, а совсем другое.

УКРАИНЕ НУЖНЫ РАБОЧИЕ РУКИ

Советник министра образования Украины Иванна Коберник на днях заявила: “76% выпускников подали заявления в ВУЗы. Хотя, если мы говорим о потребностях рынка труда, то это обратная ситуация. На самом деле, потребность рынка труда: 40% специалистов с высшим образованием, и 60% специалистов, которые требуют профессионального или профессионально-технического образования”.
По словам чиновницы, одна из наиболее востребованных профессий на украинском рынке труда — сантехник. И чтобы умень-шить количество студентов, Коберник призывает родителей “работать” со своими детьми, объясняя им преимущества учебы в ПТУ.
Впрочем, одними лишь уговорами украинские чиновники ограничиваться не намерены. В стране грядет радикальное урезание объ-ема государственного заказа – “ненужным” студентам государство просто не будет оплачивать бюджетные места в ВУЗах.
Таким образом, “отцы нации” собираются привести количество студентов на определенных специальностях в соответствие со струк-турой и потребностями экономики.
На первый взгляд – разумно. Другой вопрос, что сама структура украинской экономики за последние годы претерпела столь урод-ливые изменения, что не под нее надо подстраиваться, а менять саму эту структуру.
Объективным показателем того, из каких отраслей на самом деле состоит реальный сектор экономики Украины, является структу-ра ее экспорта.
Как известно, там царит агропромышленный комплекс (причем, самое примитивное сырьевое производство – зерно и раститель-ные масла), на который приходится почти половина продаж за границу. Чуть менее четверти экспорта — это полуфабрикаты из металла. Около 9% — минеральные продукты и примерно столько же — продукция машиностроения.
Исходя из “экспортной логики”, основная масса украинской молодежи должна учиться на агрономов и комбайнеров. Вот только есть две большие проблемы.
Во-первых, в АПК ныне заняты лишь 17,5% работающих украинцев (это порядка 2,5 — 3 млн человек), и больше людей там не нужно. Во-вторых, сельское хозяйство относится к отраслям экономики, дающим очень невысокую добавленную стоимость. И по-пытки сделать ставку на него — это сознательное и окончательное превращение Украины в “банановую республику”.
Высокую добавленную стоимость дает машиностроение. По состоянию на 1991 год оно было развито чрезвычайно высоко. К мо-менту обретения независимости Украина производила космические ракеты, самолеты, вертолетные двигатели, корабли, турбины, танки, тракторы, комбайны, дорожную технику, различный автотранспорт, станки и многое другое.
Причем, не только производила, но и конструировала. В наследство от СССР Украине достался гигантский комплекс научно-исследовательских и образовательных учреждений, работающих все на то же машиностроение.
Сегодня же, как видим, доля машиностроения в украинском экспорте не дотягивает и до 10% (и продолжает падать), а машино-строительные предприятия закрываются одно за другим. На то есть простые и понятые причины.

ОБРАТНАЯ СТОРОНА ЕВРОИНТЕГРАЦИИ

Страны Европейского союза (куда так стремится действующая власть), не только производят всевозможную технику для своих соб-ственных нужд, но и крайне заинтересованы в продаже за рубеж продукции с высокой добавленной стоимостью.
И они не просто не пускают Украину на свой рынок, но и прилагают все усилия к тому, чтобы не допустить ее на рынки третьих стран. И когда наши “реформаторы” говорят, что сошедший на нет экспорт в страны СНГ мы успешно компенсируем экспортом в страны ЕС, они нагло и цинично врут. Ведь при любом раскладе, из-за колоссальной разницы в добавленной стоимости, заработок, скажем, на подсолнечном масле и кукурузе, продаваемых в Европу, будет на порядки меньше, чем на двигателях, станках и турби-нах, которые ранее продавались в Россию, Казахстан и другие страны Содружества.
Бездарная и преступная экономическая политика последних лет привела к тому, что сегодня шансов на возрождение отраслей эко-номики, способных создавать продукцию с высокой добавленной стоимостью, осталось очень мало.
Последним из тех, кто успел получить высшее или профессиональное техническое образование и хотя бы немного поработать в со-ветские времена, сейчас — около пятидесяти лет. Защитившим диссертации и приступившим к подготовке будущих инженеров — под шестьдесят.
Чисто теоретически часть бывших рабочих и инженеров (если предложить им приемлемые условия) еще можно вытащить с рын-ков и вызвать с сезонных заработков за границей, а преподавателям технических специальностей в ВУЗах дать не по десять, а по сто десять студентов на поток.
Но если украинский Кабмин сегодня окончательно похоронит систему подготовки научно-технических кадров, то потенциала для возрождения машиностроения и других наукоемких отраслей не останется в принципе.
Есть в этом деле и еще один важный фактор. Как говорят эксперты, хоть престиж и качество украинского высшего образования в последнее время заметно снизились, однако университеты играют неоценимую роль в социализации украинской молодежи. Иными словами, они позволяют юным украинцам становиться взрослыми дома. Те же, кто утратят перспективу учиться на родине и начнут уезжать за дипломом за границу, не будут иметь ни малейшего желания возвращаться обратно.

ПУТЬ В НИКУДА

В общем, ситуация — патовая. Украинские абитуриенты не хотят получать инженерные специальности и заниматься фундамен-тальной наукой, украинское государство не желает выделять средства на высшую школу, а система профессионально-технического образования уже давно разрушена.
Существующая система реального сектора экономики не имеет перспективы развития и не способна прокормить даже то количе-ство населения, которое сейчас живет в стране.
Пока что украинская молодежь массово рвется изучать иностранные языки, чтобы потом до лучших времен перебиваться не самы-ми квалифицированными заработками за границей. Население, уже имеющее высшее образование в технической сфере, — почти не востребовано.
Выходом из этой ситуации может быть только решительное возрождение промышленности, однако при нынешней власти это нереально. Путь, который нам предлагает режим Порошенко – это дальнейшая африканизация экономики, вплоть до развала страны. В победу здравого смысла, конечно, хотелось бы верить, но с каждым днем — это все слож-нее и сложнее.

Алексей Градов