КРИМИНАЛЬНЫЙ ТАЛАНТ

УКРАИНСКИЕ КОРРУПЦИОНЕРЫ – САМЫЕ СТОЙКИЕ И ИЗВОРОТЛИВЫЕ В МИРЕ
В последнее время от различных украинских экспертов и политологов все чаще можно услышать парадоксальное мнение: они утверждают, что Западу вообще не следовало бы помогать Украине. Потому что вся эта помощь банально разворовывается, а простым украинцам остаются только колоссальные долги, которые уже легли тяжким бременем на несколько последующих поколений. И никакие антикоррупционные органы ничего с этим поделать не могут.

ЭТАПЫ БОРЬБЫ

За последние годы любой желающий смог бы собрать достаточное количество материалов, чтобы на основе происходящего в Украине написать фундаментальный научный труд о коррупции. И не только о самой коррупции, но и о борьбе с “борьбой против коррупции”. Например, “Как деморализовать и нейтрализовать антикоррупционные органы и развалить их работу”. Весело, конечно, но почему-то постоянно плакать хочется.
Но обо всем по порядку.
Начнем с того, что самая основная проблема, с которой Запад столкнулся на территории Украины — это непреодолимое стремление местной “элиты” воровать всю западную помощь. А если кого-то даже схватят за руку, наши “отцы нации” весьма изощренно и убедительно оправдываются, рассказывая увлекательные истории о кознях ФСБ, а также о длинной “руке Кремля”.
Все это привело к тому, что специально для Украины была изобретена гигантская антикоррупционная система. По-моему, за всю историю человечества еще не существовало ничего подобного: получился настоящий монстр, который должен был карать проворовавшихся чиновников, железной рукой насаждая “новый демократический порядок”.
Под первым номером идет Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ), которое находится в прямом подчинении у ФБР. У НАБУ есть своя секретная агентура и свой спецназ – экипированный в носки за десять евро и вооруженный немецкими автоматами “Хеклер и Кох”, а также австрийскими пистолетами “Глок”.
Далее идет Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП). Она формируется из проверенных западными спецслужбами людей, потому что Генеральной прокуратуре доверять нельзя. За годы независимости там сформировалась такая мощная каста самых отпетых и прожженных коррупционеров, что их практически невозможно схватить на горячем. Опытные, бестии. Даже грузины, которых попытались внедрить в ГПУ сразу после “революции достоинства”, ничего не смогли сделать.
Антикоррупционные прокуроры никому не подчиняются: ходят, где хотят, и берут то, что им скажут брать в Вашингтоне.
На деятельность этих органов из бюджета (то есть, из наших карманов) выделяются колоссальные деньги, но на выходе мы видим полный “ноль”. Все эти годы по “ящику” мы наблюдали многосерийную эпопею, как агентура НАБУ исправно собирала компромат на высокопоставленных коррупционеров, САП направляла их дела в суды общей юрисдикции, где они либо разваливались, либо зависали на годы. Результат известен и очень показателен: при нашей тотальной коррупции – в тюрьме не сидит ни один чиновник.
Три с половиной года Вашингтон не мог “закольцевать систему” с помощью специального карательного института — Антикоррупционного суда. Петр Алексеевич извивался, как уж на сковородке, и надо отдать должное – ему довольно долго удавалось водить своих покровителей за нос: то законопроект “сырой”, то в парламенте нет голосов, то Кремль планирует очередную агрессию.
Когда терпение стало иссякать, американская сторона подключила к порке Порошенко МВФ. И тогда лучший “друг” Украины Кристин Лагард выдвинула гаранту ультиматум: “либо вы принимаете закон про Антикоррупционный суд, либо останетесь без финансовой помощи”.
Петр Алексеевич понимал, что может сесть одним из первых, поэтому стойко сопротивлялся. Тогда Вашингтон подключил к делу Евросоюз. ЕС выступил с консолидированным заявлением: “есть один миллиард евро, но вы их не получите, пока…”. Ну, и дальше по тексту.

ДЬЯВОЛ КРОЕТСЯ В ДЕТАЛЯХ

Только 7 июня Верховная Рада проголосовала за принятие закона об Антикоррупционном суде, текст которого согласовывали с экспертами МВФ до поздней ночи. Порошенко лично прибыл в Раду, чтобы гарантировать голосование. “За” проголосовало 315 депутатов. Формально этот закон вступил в силу уже с 14 июня. Победа? Ну, это как сказать.
Теоретически вроде бы действительно созданы все условия для “тотальной зачистки страны от метастазов коррупции”. Но, как гласит мудрость, дьявол кроется в деталях.
Во-первых, за прошедшие три с половиной года СБУ провела титаническую работу по дискредитации НАБУ и САП (глава последней Назар Холодницкий до сих пор отстранен от дел – с ним как бы разбирается квалификационная комиссия). Не будем описывать всю эту историю – кто интересуется, тот и сам знает.
В итоге, два антикоррупционных органа, слепленных по лекалам Госдепа, в настоящее время полностью нейтрализованы доблестными украинскими спецслужбами в тесном сотрудничестве с Генпрокуратурой. Они продемонстрировали настоящий профессионализм и выдержку.
И когда Рада приняла закон об Антикоррупционном суде, основное дело уже было сделано. Так что гарант нации не лукавил, когда говорил об “исторической победе”. Да, успели-таки ребята разобраться с НАБУ и САП до формирования “независимого суда”.
Поэтому я даже где-то горжусь украинской СБУ и Генпрокуратурой. Они клоуны, когда играют в политические игры (например, как в деле с “воскрешением Бабченко” и пр.). Но когда речь заходит о святом и сокровенном – то есть, о деньгах, то тут совсем другое дело.
Во-вторых – требования к судьям нового независимого суда. Это настоящий шедевр казуистики, и даже выборы Папы Римского — просто детская игра в песочнице, по сравнению с описанной в законе двухступенчатой процедурой назначения антикоррупционных судей.
Приведем лишь несколько требований к судьям, и все сразу станет ясно. Итак, претендент должен:
▶ Иметь значительный опыт работы в международных организациях за рубежом
▶ Владеть навыками реализации лучших мировых антикоррупционных практик
▶ Иметь адвокатский диплом, семь лет стажа, научную степень
▶ На протяжении десяти лет перед назначением не работать в ГПУ, СБУ, Нацполиции, налоговой милиции
▶ Также судья антикоррупционного суда не должен был избираться народным депутатом, не являться членом партии, не привлекаться…
И еще порядка сорока других требований.
Ответственно заявляю: таких людей в природе не существует. Более того, ни одна спецслужба в мире не способна слепить подобную легенду по одной простой причине — вышеперечисленными достоинствами обладают только канонизированные святые, да и то далеко не все.
Отбор “идеальных кандидатов” выписан таким образом, что он может длиться до смерти по естественным причинам всех соискателей.
Но и это еще не все: международные и украинские органы формируют “Общественный совет экспертов”. Требования к “экспертам” еще выше, чем к кандидатам на прижизненную канонизацию.
В-третьих, оказалось, что Антикоррупционный суд не может появиться без утверждения ещё одного, технического законопроекта — о создании самого суда. А этот законопроект пока даже не зарегистрирован в Верховной раде. После того, как он появится – его должны будут обсудить и утвердить в депутатских комиссиях, правительстве и только потом дважды рассмотреть в сессионном зале. Понятно, что при желании властей этот процесс может затянуться на долгие годы и даже десятилетия.
В- четвертых, в принятом законе обнаружилась неожиданная правка, которая практически гарантирует “амнистию всем топ-коррупционерам страны, чьи дела уже находятся в судах, и тем, против кого они будут заведены в ближайшее время”, – говорится в сообщении украинского Центра противодействия коррупции, появившемся на сайте организации вскоре после обнародования документа.
Эксперты Центра поясняют: в одной из норм закона написано, что решения по всем делам о коррупции, открытым НАБУ до начала работы Антикоррупционного суда, можно обжаловать в суде общей юрисдикции. А это значит, что “дела одиозных топ-чиновников Украины будут “слиты”.
Вывод: передовые антикоррупционные технологии, разработанные Западом для Украины, очень эффективны в теории – до момента их реализации. Но как только их начинают применять на практике, сразу начинается полный облом.
А если смотреть в корень, то причина проста: в Украине нет никакой разницы между большим бизнесом, властью, и так называемой “коррупцией”. Это практически одно и то же. Воровать хотят все, и никого не устраивает борьба с самим собой.

Кстати
Если после прочтения этой статьи кто-то подумает, что нашим депутатам и правительству удалось обмануть западных кредиторов, то это не так. На сайте Европарламента отмечается, что Украина получит деньги только при условии, что Антикоррупционный суд начнёт действовать до начала выплат. Если же украинские власти не достигнут прогресса в вопросе борьбы с коррупцией и создания суда, то выделение средств может быть приостановлено или вообще прекращено.
Аналогичные заявления сделали и в МВФ.
Но с другой стороны – зачем нашим властям транш, который нельзя “распилить” и рассовать по карманам?

Александр Михайлов