ОТРАВЛЕННЫЕ ДЕТИ И БУДУЩЕЕ УКРАИНЫ

Когда-то, еще в годы “мрачного тоталитаризма”, День защиты детей был исключительно светлым и беззаботным праздником. Помню, как на 1 июня мама торжественно выдавала мне рубль “на развлечения” (на эти деньги можно было купить бутылку лимонада и 4-5 порций настоящего сливочного мороженого), а кинотеатры и аттракционы в этот день обслуживали детей бесплатно. В те времена дети, без всякого сомнения, были самым привилегированным “классом” в СССР, и мы даже не задумывались над тем, что нас вообще нужно от чего-то защищать.

ДОКАТИЛИСЬ!

Сейчас, к сожалению, все иначе. Наших детей и внуков на каждом шагу подстерегают самые различные опасности – начиная от некачественных, напичканных химией продуктов – и заканчивая катастрофическим разгулом бандитизма и отравленной, пропи-танной ненавистью идеологией.
И вот – очередное “ноу-хау”: в украинских школах прошла серия массовых отравлений неизвестным газом. Подобные инциден-ты происходят в разных регионах страны — в Черкассах, Харькове, Николаеве, Павлограде, Новомосковске – их жертвами стали сотни детей, и почти везде фигурировал непонятный газ. Причем, некоторые из пострадавших подростков до сих пор проходят курс лечения, а вместе с ними в больницу попали несколько взрослых.
Во всех случаях газовые атаки проходят по схожему сценарию. Неизвестные вещества распыляются в местах скопления школь-ников: например, во время утренних линеек или в коридорах зданий. Вдохнувшие газ дети жалуются на слабость, головокруже-ние и тошноту. При этом, несмотря на широкий общественный резонанс, власти до сих пор не смогли дать внятное пояснение происходящим событиям.
Поиски ядовитых, химических и радиоактивных веществ не увенчались успехом, задержаний подозреваемых также пока не произошло. Комментируя инцидент в харьковской школе, министр образования и науки Лилия Гриневич заявила, что кто-то из учеников якобы распылил среди товарищей газ из баллончика, а исполняющая обязанности министра здравоохранения Ульяна Супрун конкретизировала, что речь может идти о перцовом газе, который используется для самозащиты.
Николаевская полиция возбудила уголовное производство по статье “Хулиганство”, а в Черкассах было открыто дело по статье о нарушении санитарных правил и норм по предотвращению инфекционных заболеваний и массовых отравлений.
Удивительно, но высокопоставленные чиновники пока что не объясняют происходящее происками Москвы — хотя «патрио-тические активисты» настойчиво подталкивают их к такому простому и очевидному выводу, вспоминая о сирийском газе и «Но-вичке».
Более адекватные комментаторы указывают на то, что газовые атаки могут быть следствием сетевого флешмоба. Речь идет о модной среди подростков “игре” с применением доступных аэрозольных баллончиков, которую могут популяризировать через закрытые сообщества в интернете.
Так или иначе, но после серии этих событий мэр Харькова Геннадий Кернес распорядился взять под охрану все школы города, объяснив это решение наличием реальной угрозой для детей.
Также он сообщил о начале реализации проекта “Безопасная школа”, цель которого — установка видеонаблюдения во всех средних образовательных учреждениях Харькова.
“Почему это произошло? Потому что страна наводнена незарегистрированным оружием. Люди боятся ходить по улицам, они не чувствуют себя в безопасности, даже не смотря на то, что полиция — “реформирована”.
Взрослые покупают газовые баллончики, чтоб хоть как-то защититься от беспредела и полного отсутствия правопорядка. Их дети потом находят эти баллончики дома и тянут в школу — чаще из озорства и интереса, и вряд ли со злым умыслом. Как ре-зультат — почти каждую неделю мы имеем подобные случаи в разных городах страны… Это проблема отсутствия правопорядка на улицах даже мирных городов. Это глобальная проблема”, — утверждает мэр.

ЯГОДКИ ВПЕРЕДИ?

История с отравлениями детей требует тщательного расследования, и не должна служить пищей для политических спекуля-ций. Однако, она дает повод поговорить о том, каким вырастет новое поколение украинцев, которое взрослеет сейчас на фоне катастрофического социального кризиса и войны.
По данным директора благотворительного фонда “Право на защиту” Ксении Карагяур, в результате конфликта на Донбассе по-страдали приблизительно 580 тысяч детей, и в Украине зарегистрировано около ста тысяч детей-беженцев. Уличное насилие становится для многих детей обыденностью и нормой — как и жестокая, озлобленная травля своих сверстников.
Подростки активно рекрутируются в правые парамилитарные группировки, принимая участие в погромных нападениях на “врагов нации” или атакуя полицию в рядах футбольных фанатов.
Рост бедности и фактический коллапс правоохранительной системы способствует вовлечению молодежи в различные крими-нальные схемы, а массовое распространение бесконтрольно вывезенного из зоны боевых действий оружия приводит к тому, что многие школьники не понаслышке знают об опыте использования огнестрельного оружия и гранат.
Последние несколько лет Украина переживает всплеск подростковой преступности — все чаще выпуски новостей начинаются с сюжетов о нападениях и разбоях, к совершению которых приложили руку “малолетки”. Парни, а порой и девушки, жестоко избивают сверстников и взрослых, выкладывая видео со своими “подвигами” в социальных сетях. Они совершают вооруженные налеты на магазины и устраивают разного рода устрашающие флешмобы.
“Если раньше на криминал осмеливались 16-летние, то теперь все чаще ловят даже 11-летних. Психологи уже бьют в набат. В их изложении, мода на “бандитский форс” и стремление выделиться из толпы зачастую приводят к тому, что подростки стано-вятся на скользкую дорожку, прибегая к жестоким расправам над сверстниками. Можно констатировать, что юные преступники стали более жестокими: за первые месяцы 2018 года зафиксировано существенно больше нападений с причинением ущерба здоровью или жизни людей, чем за аналогичный период прошлого года. Также растет количество случаев незаконного обраще-ния с оружием”, — констатировал аналитический портал “Слово и дело”.
Перечень совершенных в последние месяцы преступлений с участием несовершеннолетних включает в себя все, что угодно: от грабежа и вооруженного насилия – до коллективных нападений на электрички и супермаркеты.
На этом фоне случаи гипотетического распыления перцового газа пока что выглядят чуть ли не шалостью — по крайней мере, эти скандальные эпизоды пока что не привели к серьезным проблемам для здоровья и человеческим жертвам.
Но чем бы ни были вызваны газовые атаки в школах, важно понимать главное — они могут стать симптомом гораздо более се-рьезных проблем, которые ожидают страну по мере становления нового поколения украинцев, отравленных кризисом и войной. Достаточно напомнить реалии более благополучных США, где подростковая стрельба в школах регулярно забирает жизни мно-жества несовершеннолетних американцев.
И кто может поручиться, что такие чудовищные “флешмобы” не войдут в моду и у нас в Украине — тем более, что некоторые депутаты то и дело призывают легализовать массу осевшего на руках населения огнестрельного оружия?

Алексей ГРАДОВ